Make your own free website on Tripod.com

ВВЕДЕНИЕ

 

Прежде чем раскрыть вопрос - изобрети вселенную.

 

В XX столетии среди наук политического плана возникла, окрепла и обрела самостоятельность в мировом научном сообществе такая отрасль междисциплинарных исследований как советология, хотя ее название столь условно, поскольку другим она более знакома как советоведение или кремлинология. В литературе можно встретить самые разные и порой взаимоисключающие попытки ее наименования как марксологии, либо россиеведения. Во всех случаях сам факт по себе весьма симптоматичен и лишний раз подчеркивает тот фермент становления в котором она находиться.[1]

Сегодня, к превеликому сожалению, мы вынуждены покупать на Западе не только технологии и ноу-хау, но и продукцию зарубежных советологов-россиеведов - собственную историю России. Переводные учебные и монографические издания по русской и советской истории с начала 90-х годов планомерно и методично покоряют интеллектуальное пространство России.[2] Казалось бы сам по себе факт заимствования исторических знаний или филиации идей является нормой для мирового научного сообщества. Наука по своей природе всегда экстерриториальна, в ней нет национальных таблиц умножения, как и монополии на истину. Однако, в отечественных публикациях последних лет все настойчивее ставится вопрос об интеллектуальной интервенции западной политической мысли. Что за этим стоит? Автор попытался дать ответ в справочном пособии, за основу взяв, как пример, опыт столетнего развития американского россиеведения и эволюцию его восприятий российской истории. Современная психология достаточно убедительно показывает, что ни один человек не может сам, в одиночку составить адекватное представление о своем поведении и образе мысли. Сколь бы искренними не были его попытки разобраться в себе, рано или поздно оказывается вынужден прибегнуть к чужому суждению и толкованию. Это справедливо не только для сознания отдельных людей, но и для сознания наций, вероисповедных общностей, политико-идеологических движений. Работа самоотчета, самокритики, духовного обновления удается им тем лучше, чем выше их выстраданная готовность прислушаться к чужой, пусть даже тенденциозной и недоброжелательной оценке. Не иначе обстоит дело и с сознанием ситуационно-историческим. Как сообщество современников, людей второй половины ХХ века, мы тоже нуждаемся в чужом интерпретирующем суждении.[3]

70 лет мы обходились без американского понимания нашего прошлого. Что же произошло сейчас? Чем объяснить столь разительное положение дел в политических науках: от полной ксенофобии в прошлых подходах и до прямой интернационализации научного поиска сегодня? Лучший способ понять ситуацию - заглянуть в ее историю. Прошлое, по меткому замечанию классика, и есть последний день настоящего. Кто его контролирует - тот контролирует будущее. Как бы не противоречило сложившееся положение дел в отечественных политических науках авторской позиции, все же за время подготовки справочника, знакомясь с американской традицией изучения России, невольно наталкиваешься на мысль - в американской упаковке возвращаются к нам некогда изгнанные идеи единства и неделимости России, включая русскую Америку. Ведь то, что традиционно сегодня на Западе именуется россиеведением, а не так давно советологией, являлось прерогативой и достоянием отчасти наших соотечественников. Тех представителей русского зарубежья (М.Карпович - Гарвардский университет, Г.Вернадский - Йельский университет), которые в Америке, будучи в изгнании, воспитали целую плеяду профессиональных специалистов по России и заложили основы, и по праву названы, патриархами советологии. Взгляды этих русских-американцев, пусть поздно, пусть с опозданием на полвека, пусть в трудах, даже своих американских учеников (Марк Рэф и Ричард Пайпс), но возвращаются на Родину, лишний раз подтверждая простую и очевидную истину - русская наука по своей природе едина и неделима.

В предлагаемом читателю справочнике авторы попытались поднять пласт материалов, за пределами которого генерируется в средствах массовой информации Запада образ России. Отечественная историческая наука за долгое время полемики с американскими знатоками СССР накопила не только критический опыт разоблачения буржуазных фальсификаторов, но и позитивный опыт сотрудничества. Именно на подобных примерах мы старались акцентировать внимание. Так, большинство участников Международной конференции, посвященной Великим реформам, проходившей в мае 1989 года на базе Пенсильванского университета (США) признали себя учениками интернациональной школы П.А.Зайончковского. Наc интересовали работы, предметом анализа которых стала не идеологическая нагрузка исторической науки в США, а ее организационная основа.[4]

Еще десяток лет назад никто и в мыслях не мог предположить о том, что труды Р.Пайпса разойдутся в переводах на российском книжном рынке десятками тысяч тиражей и станут доступными массовому читателю, что ранее непримиримые академические журналы будут обговаривать проекты социального партнерства. Их совместные издания пока приурочены к круглым датам истории.[5] Кто из историков мог подумать, что вот так просто ему придется пожать руку своему оппоненту, да ни где-нибудь, а в редакционном совете российского издательства Первая монография, членами которого являются С.Коэн, Д.Байрау, Р.Дэвис. Ну и уж в мыслях не допускали того, что на уровне президентских структур будут работать американские советники вроде Джеффри Сакса, Феликса Брайнина и др. Зарубежное россиеведение сделало в России первые шаги. Но при всем этом, широкая читательская аудитория в России оставалась в полном неведении относительно академического контекста в котором эволюционизировала профессиональная корпорация советологов. Книги переводились, но об авторах практически ничего не знали. Мотивы их исследовательских интересов оставались за кадром. Эту сторону мы и попытались восполнить. Сегодняшнее американское россиеведение по замечанию самих американцев находится в таком же хаотическом полураспаде как и СССР в 1991 году.[6] В подобной ситуации авторы сочли целесообразным ограничиться справочным изданием. В основных разделах мы попытались, насколько это возможно, познакомить читателя со всем, что прямо или косвенно имеет отношение к американскому россиеведению.

Читатель не найдет на страницах справочника критических стрел в адрес советологов и россиеведов, в первую очередь потому, что критиковать всегда легче, чем аргументировать свои собственные соображения. Авторы ограничивались простой констатацией фактов в надежде приобщить читательскую аудитории к проблемному полю вопросов и дискуссий, которые ставит сама историческая наука, стараясь сохранить за ней право на размышление. Да, мы прекрасно понимаем, что любая политическая наука, в том числе и история, не может не быть политизированной. Но авторы, при компоновке справочника, руководствовались одной лишь установкой - перевести опыт исследования былой полемики в контекст истории науки или того, что сейчас называют науковедением.

Для удобства пользования справочник разбит на общие разделы. Вся информация в них представлена в алфавитном порядке от А до Я и снабжена необходимыми комментариями. Если Вас интересует структура и организационная основа русских исследовательских проектов в США - смотрите первую главу. В ней приведены данные о том какие университеты, в какой степени и как изучают в США русский вопрос. Отдельным параграфом выделены археографические материалы касающиеся американской архивной россики. Вторая часть справочника в большей степени уделяет внимание академической биографии (cirriculam vitae) и творческому наследию ведущих специалистов США в области славистики, россики и советики. Вопросы специфики и условности терминологического аппарата можно найти в заключительном параграфе. При подготовке настоящего издания составители опирались на оригинальную англоязычную литературу, доступ к которой ограничен для массового читателя. Поэтому, все переводные труды, ровным образом, как и вся отечественная литература, представлены отдельными разделами Российская историография американского россиеведения и Русскоязычные издания зарубежных россиеведов.

Исследовательская работа в рамках данного проекта выполнялась при непосредственной поддержке и научном курировании со стороны Санкт-Петербургского филиала Российской Таможенной Академии. Техническая правка и компьютерная верстка осуществлена Д.Бобровым (ЭВС). Особую признательность составители выражают ректорату и кафедре гуманитарного образования Брянской Государственной Инженерно-технологической Академии в стенах которой читался авторский спецкурс Зарубежное россиеведение, и без которого невозможным было бы настоящее издание.


Начало Страницы

Содержание



[1] Эту проблему поднимал в своих работах У.Лакер - единственный западный специалист перу которого принадлежит обобщающий труд по истории самой советологии. См.: W.Laqueur The Fate of the Revolution: Interpretations of Soviet History from 1917 to the Present. - N.Y.,1987.

[2] См.: Холмс Л. Социальная история России: 1917-1941. - Ростов н/Д, 1993; Сакс Дж. Рыночная экономика и Россия. - М., 1995; Бржезинский З. Большой провал. - М., 1993; Хоскинг Дж. История Советского Союза. 1917-1991. - М., 1995; Верт Н. История советского государства. 1990 - 1991. - М., 1993; Пайпс Р. Русская революция. - М.,1994; Россия при старом режиме. - М., 1993; Раев Марк, Россия за рубежом: История культуры русской эмиграции. 1919 - 1939. - М.,1994; Коэн С. Бухарин. Политическая биография 1888-1938. - М., 1988; Мэсси Р.К. Николай и Александра. - М., 1993; О`Коннор Т.Э. Инженер революции: Л.Б.Красин и большевики. 1870 - 1926. - М., 1993; Рабинович А. Кровавые дни: Июльское восстание 1917 года в Петрограде. -М.,1990; Большевики приходят к власти . - М., 1989; Слассер Р. Сталин в 1917 году: человек, оставшийся вне революции. - Москва, 1989; Такер Р.: Сталин. Путь к власти. 1879 - 1929. История и личность. - М., 1990.

[3] Соловьев Э.Ю. Прошлое толкует нас. - М., 1991. - С.3

[4] См.: Пашуто В.Т. Русские историки-эмигранты в Европе. - М., 1992; Тишков В.А. История и историки в США. - М., 1985; Россия ХIX - XX вв. Взгляд зарубежных историков. - М.,1996; Модернизация: зарубежный опыт и Россия. - М., 1994; Замошкин Ю.А. Вызовы цивилизации и опыт США: История, психология, политика. - М.,1991; Зарубежная историография славяноведения и балканистики. - М., 1986; Зашихин А.Н. Глядя из Лондона. Россия в общественной мысли Британии. Вторая половина ХIХ-нач.ХХ в. Очерки. - Архангельск, 1994; Методологические проблемы истории славистики. - М., 1978.; Славяноведение и балканистика в странах зарубежной Европы и США. - М., 1989; Дудзинская Е.А. Международные научные связи советских историков. - М., 1978.

[5] См.: специальный выпуск 3-х ведущих европейских исторических журналов посвященный памяти павших во второй мировой войне. Журнал Родина (Россия),History today (Великобритания), Damals (Германия). Или, к примеру , российско-американский историко-документальный альманах Русское прошлое.

[6] Классик американского россиеведения Джордж Фрост Кеннан еще в доперестроечное время замечал: США, как правило, реагируют на изменения в Советском Союзе с примерно десятилетним опозданием.