Make your own free website on Tripod.com

ВИОЛА Линн (VIOLA L) - одна из первых среди западных специалистов, кто получил доступ к советским архивным документам по коллективизации. Ее книга “Лучшие сыны Отечества: рабочие в авангарде коллективизации”- это первая социальная история кадрового состава “отрядов ГПУ”, проводивших раскулачивание деревни. Тщательное изучение социальных корней, убеждений и повседневной деятельности “25-тысячников” позволило ей сделать вывод, что они “искренне верили в необходимость коллективизации”, охотно выступали в роли революционного авангарда. Исследование городских добровольцев (“двадцатипятитысячников”), проведенное Линн Виолой, и исследование московской партийной организации, проведенное Кэтрин Меридейл, показывают значительную поддержку “революции сверху” со стороны рядовых членов партии. В частности, партийцы разделяли во многом враждебность своих вышестоящих партийных лидеров по отношению к крестьянству и отсталому укладу крестьянской жизни. Меридейл заключает, что их энтузиазм был существенной частью успеха революции. После того как книга Виолы была издана, она переселилась в США и работала там; позднее вернулась на исторический факультет Университета Торонто. Линн Виола издала в соавторстве с Шейлой Фитцпатрик справочник о западных ученых, занимающихся историей 30-х годов в советских архивах.

Viola L. The best sons of the fatherland: workers in the avanguard of Soviet collectivization. - Toronto, 1987; Viola L., Fitzpatrick Sh. Researcher’s Guide to Sources on Soviet Social History in the 1930. -N.Y.,1990

ВИТФОГЕЛЬ Карл (WITTFOGEL K. р.1896) - профессор штата Вашингтон, г.Сиэтл, США. Опубликовал в 50-е годы свою знаменитую в те времена книгу, которая так и называлась “Восточный деспотизм”. Она была первым, серьёзным научным исследованием, специально посвящённым этому феномену. Определенным подспорьем концепции тоталитаризма послужила теория, выдвинутая известным еще в Веймарской Германии историком К.Виттфогелем, эмигрировавшим в США. Изучая историю восточных деспотий и, в частности, тех, которые он назвал “гидравлическими обществами” (например, в Китае и Месопотамии, где на ирригационные работы привлекались многие тысячи людей), Витфогель сделал вывод о существовании там “возрастающей тенденции к неограниченной власти”.С легкой руки Витфогеля, “гидравлические общества” Древнего Востока объявляются “архетипами тоталитарных режимов” XX в. и в новейшей литературе.

Его книга впервые дала исчерпывающее и систематическое объяснение отдельным замечательным наблюдениям Аристотеля и Монтескье, Гегеля, Крижанича и Джона Стюарта Милля. Остановимся(опуская спорную гипотезу о “гидравлической цивилизации”, хотя именно ею автор больше всего и гордился), лишь на важнейших теоретических заключениях Витфогеля, касающихся природы деспотизма об отсутствии в деспотических системах политической оппозиции: ”Недовольные поданные... могли разгромить вооруженных защитников режима. Они могли даже свергнуть шатающееся правительство. Но в конце концов они только возрождали - и обновляли - агроменеджериальный деспотизм, некомпетентных представителей которого они устраняли. Это доказывает неспособность деспотизма к политическому саморазвитию. За тысячу лет существования Византии, например, 50 её императоров было утоплено, ослеплено или задушено - в среднем один каждые двадцать лет.”

По Витфогелю русское общество возникло под воздействием двух восточных влияний - Византии и монголов. Это воздействие оказалось господствующим в последующим развитии страны. Византия положила начало “истернизации” России. Монгольское нашествие не только закрепило этот процесс, но и дало мощный стимул еще большему “уходу” России в Азию. Россия - это Восток, а не Запад, заключал Витфогель, поэтому в ней и не могла укрепиться демократия европейского типа. Русская история - “это поле вековой борьбы между восточным деспотизмом и свободным обществом”. “Монгольское иго придало царской власти на Руси “не западный” деспотический характер (царь не “первый среди равных”, а тиран); “модернизация” Петра I и особенно наполеоновские войны “приблизили Россию к Западу”; в конце XIX и начале XX в. “в России заметно вырос промышленный капитализм”, но царизм придал этому росту “полностью специфический характер”, приведший к большевистской революции 1917 г., после чего “азиатские традиции” окончательно восторжествовали в России”. Механическое противопоставление России Западу не встретило единодушия и поддержки среди коллег. М.Раев и М.Шефтель указали на необходимость более глубокого изучения сравнительной истории разных времен и народов, на недостаточность формальных критериев, берущихся, как правило, из сферы политического развития, для радикальных выводов. “Поиски сравнений и контрастов вне точно определенных вопросов с конкретным историческим содержанием представляют пустое занятие, чреватое множеством методологических ловушек”.

Wittfogel K. Oriental Despotism. - New Haven, 1957.

ВОЛЬФ Бертрам (WOLFE B.) - профессор, сотрудник Гуверовского института войны, революции и мира, читал лекции по русской истории в крупнейших университетах США. Занимался социально-политическими проблемами марксизма-ленинизма, коммунизма и русской революции. Его перу принадлежат объёмистые и широко известные на Западе книги: ”Коммунистический тоталитаризм”, “Марксизм: сто лет в жизни доктрины”, “Маркс и марксисты”, “Революция и реальность. Очерки происхождения и будущего советской системы”. Бывший коммунист, обладавший незаурядными литературными способностями и искусством полемики, опубликовал в 1952 г. важную статью. В 1961 г. на конференции западных историков в Женеве он прочитал окончательный вариант этой статьи, а затем, в 1964 г. опубликовал под названием “Современная история в советском изображении” (Contemporary History in the Soviet Mirror). По мнению Б.Вольфа труды по истории партии - это не просто тенденциозное освещение событий или же случайное искажение фактов, прежде всего это род занятий, цель которых - систематическая фальсификация; чем ближе к современности , тем ее больше. Истоки принципов партийной историографии Вольф находит в работах Ленина, который дал пример того, “как впрягать Клио в свою колесницу”. Полемизируя, каждый раз Ленин обращался к истории явно для оправдания своей позиции. Вольф отмечает склонность Ленина к периодизации, постоянное ее использование как приема для демонстрации неуклонного роста численности социал-демократического движения и упадка ему противостоящих движений. Сталинский “Краткий курс” Вольф считает апофеозом фальсификации, хотя он был неудобочитаемым, правоверные заучивали его наизусть - им это действительно приходилось делать, чтобы сохранить себе жизнь.

 

Начало Страницы

Coдержание

Алфавитный Указатель