Make your own free website on Tripod.com

С.И.П. (SOVIET INTERVIEW PROJECT далее S.I.P) - программа интервьюирования бывших советских граждан, из числа советской эмиграции. Финансировалась правительством США. Включает различные виды исследований советской системы как закрытого общества. Так, для осуществления проекта “Советская социальная система” были использованы многочисленные интервью с эмигрантами, выехавшими из СССР в последние годы. В ходе этих интервью опрашиваемые давали оценку качества и уровня жизни в СССР, рассказывали о взглядах представителей различных социальных, национальна и возрастных групп нашей страны. Это позволило специалистам создать социально-политическую модель общественного сознания СССР. Активно используются советологами так называемые “суррогатные интервью”, когда на основе анализа бесед различных американских граждан, встречавшихся с советскими людьми создается достаточная картина о взглядах советского общества и представителей его различных социальных и политических категорий.

Научно-исследовательские программы интервьюирования “перемещенных лиц” проводятся по заказу Пентагона. Типичным примером является опрос респондентов по контракту AF 33 (038)-12909, заключенному между Русским исследовательским центром в Гарварде и Лабораторией на Мэксуэлской военно-воздушной базе (Officer Education Reseach Laboratory), Монтгомери, Алабама. C 1950 по 1954 было собрано 375 интервью по специальным вопросам, 336 “историй жизни” и более 1200 письменных анкет. По данным собранного материала Военно-воздушным силам США было передано 50 основных отчетов. Проект послужил значительным стимулом для дальнейших исследований характера советской общественной системы.

Одна из итоговых публикация по программе SIP - “Политика, работа и повседневная жизнь в СССР”, под редакцией Джеймса Миллар, появилась в 1987 году.

СОВЕТОЛОГИЯ - совокупность западных наук изучающих Советское общество во всем его многообразии и конкретности. Советолог, по официальным американским стандартам, специалист по Советскому Союзу в целом, по советским специальным институтам или по какой-либо иной отрасли советских общественных наук, - профессия сравнительно новая. В США дипломированных советологов около десяти тысяч, из низ выше трех тысяч являются членами Американской Ассоциации развития славяноведения (Ю Игрицкий). Термины “советология” и “советолог”, по мнению У.Лакера, употребляются на Западе в нарицательном плане. “Большинство западных ученых, которые занимаются Россией, не относятся к числу советологов. Можно ли считать советологами специалиста по русской истории XVIII столетия или по православной церкви, литературоведа, изучающего творчество Александра Блока или Мандельштама? К чистым советологам корректно относить политологов, экономистов и историков, изучающих именно советский период”.

Изучение западными исследователями всего комплекса социальных проблем Советского Союза, всегда была весьма широкой областью знаний, так или иначе связанной со всеми известными социальными дисциплинами. Своими корнями она уходит в газетные отчеты и эмигрантские произведения первых послереволюционных лет. Большевистский переворот 1917 г. и его последствия рассматривались как катастрофа, и западная общественность испытывала к этим событиям острый интерес. Изучение России зачахло в конце 20-х - 30-е годы вследствие советской пропаганды, левого идеализма, трудностей доступа в СССР, пресечения контактов с иностранцами со стороны НКВД. Однако возникновение советологии в том виде, в каком мы ее знали до недавнего времени, относится к 1945 г.- началу “холодной войны” и осознанию того факта, что советский блок представлял собой масштабную угрозу для европейской цивилизации. Ядро этой новой дисциплины составляла “кремленология”, суть которой была изучение политической мысли, исследование советской внешней политики, сравнительной политики. И трудности для его анализа. Советский Союз нельзя было изучать таким же образом, как так называемые “открытые” общества Запада. Задачи этой, “науки, которая тридцать лет назад не существовала даже в эмбриональном состоянии”, довольно ясно сформулировал профессор истории Мичиганского университета А.Адамс: “После окончания второй мировой войны первостепенной проблемой для западного мира стал динамический рост Советского Союза и постоянное распространение коммунизма”. Отсюда, по его мнению, возникла “острая необходимость” изучения СССР для того, чтобы “информировать и давать советы министрам иностранных дел, премьер-министрам и президентам”. Понятно, что для выполнения поставленных задач понадобились люди, знающие нашу страну, ее историю, политику, ее народ. Подготовка таких кадров широко развернулась в многочисленных “русских” институтах и центрах, созданных при ряде университетов и в некоторых крупных колледжах. Она возникла в годы “холодной войны“, когда правительственным инстанциям и пропагандистскому аппарату США понадобилось большое число консультантов, референтов, редакторов, журналистов, знающих СССР, его историю, а также русский язык. В эти годя в США стали создаваться советологические учреждения.

Главной особенностью советологии является ее теснейшая связь с практическими задачами внешнеполитической деятельности США. С.Коэн так характеризовал современное место советологии в амерканском обществе: “Немногие академические дисциплины так тесно связаны с американской политической и интеллектуальной жизнью, как советология... Советология как наука постоянно испытывает влияние международных событий... Она “производит” советников для американских президентов, чиновников и дипломатов для госдепартамента... Фундаментная литература по советологии включает в себя произведения целой когорты авторов не имеющих отношение к науке; от эмигрантов и бывших коммунистов до журналистов и работников правительственных учреждений. Эта связь с неакадемической жизнью сложилось в первые годы становления советологии, что совпало с разгаром “холодной войны”, хотя первая программы были организованы министерствами обороны и военно-морского флота США... в ту пору когда Соединенные Штаты и Советский Союз были военными союзниками”. «Советофобия зародилась задолго до «холодной войны» 1940-х годов и не поддавалась излечению в лучшие времена». М.Карпович в 1930 году отмечал: «Книги, создаваемые вне России,часто пишутся в атмосфере лютой ненавистью к нынешнему русскому режиму».Многие советологи переходили на работу в госучереждения. Так, в период президентства Д.Картера известный советолог Маршалл Шульман был штатным советником государственного департамента США, а Збигнев Бржезинский - помощником президента США по вопросам национальной безопасности. В годы железного занавеса наука и политика были неразделимыми вещами. Мерл Фейнсод в 1936 году был членом президентской комиссии по административному управлению. Денежные средства на исследовательскую деятельность советологов выделялись как государством, так Пентагоном и ЦРУ.

Достаточно традиционной является типологическая классификация, имеющая в основе разделение советологов на авторов либеральной и консервативной ориентации. Тем не менее классификация по линии “консервативное направление - либеральное направление” представляется хотя и оправданной в определенной мере, но явно недостаточной. Некоторые исследователи предлагают иную типологию советологических теорий (правда, при этом подчеркивая, что данный принцип больше подходит к работам современного этапа) - типологизацию, различающую западных ученых по их отношению к марксизму, по критичности восприятия капиталистического общества в качестве альтернативы социализму. При всем общепринятом в научных кругах на Западе уважительном отношении к марксистам, но и по своему мировоззрению весьма от марксизма далеки. Часть советологов относится к так называемой “тоталитарной школе”, другие же - к “ревизионистскому направлению”. Историки “ревизионистского “ направления ни в коей мере не отрицают самого факта существования в СССР в 30-е годы тоталитарного общества и командной экономики в качестве его имманентного признака. Речь лишь идет о стремлении к более многомерному видению реальной картины, к видению общественной жизни во всех ее достаточно сложных и противоречивых проявлениях, о попытках указать не только явные, но и скрытые пружины функционирования командно административной системы.

В советологии методы и понятийный аппарат новых направлений по началу прижевались медленно и трудно. Это объяснялось засилием в первое послевоенное десятилетие преславутого мифа о советском тоталитаризме исходившего из того, что СССР социалистическое общество (или Восток) являются неизменным злом против которого необходимо вести борьбу всеми средствами, а развитые страны (или Запад) на вечно олицетворяют идеалы свободы и демократии. Со второй половины 50-х гг., когда под влиянием объективных реалий начали рушится одна за другой опоры этого мифа, положение дел стало меняться. На протяжении 60-х г. в советологию все больше внедряются теории “модернизации” и индустриального общества, инструменты и методы, свойственные современной социологии и политологии.

С начала 90-х годов большинство бывших “советологов” находится в состоянии интеллектуального шока: они были не только не способны предвидеть масштабы нынешних перемен, но и обнаружили, что многие из методов, традиционно использовавшихся для сбора и анализа информации о России больше не пригодны. Советология теряет таких своих прежних заказчиков, как госдепартамент, министерство обороны, ЦРУ и т. д. Уже сейчас ассоциация советологов, предоставляющая этим учреждениям свой анализ (она называется МИО - Международный исследовательский обмен), страдает от ослабления интереса к ней спонсоров. Сейчас советологи удивляются, насколько плохо они предвидели происходящие события. И американский политический истеблишмент, и пресса главную ответственность за неоправдавшие себя прогнозы возлагают на советологов. Во многих смыслах мы изучали не те явления: например, почти всегда за бортом оставались проблемы нерусских национальностей, русского национализма.

Аdams A. The Hybrid Art of Sovietology. // Survey. L. 1964, January; American Research on Russia. - Bloomington,1959; Bethell N.. The Hazards of Sovietology. // “New Statesman”. L. 1971, April 2; Black C. Thompson J. (Eds.). American Teaching about Russia. Bloomington,1959; Manning C.A. A History of Slavic Studies in the United States. - Milwaukee,1957; Perkins D., Snell J. The Education of Historians in the United States. New York, 1962; Sovietology: from Stagnation to Perestroika? Kennan Institute (Washington) Occasional Paper. Ciclostyled, October 1990.

Начало Страницы

Coдержание

Алфавитный Указатель