Make your own free website on Tripod.com

ХАГЕН Марк Ф. (HAGEN M.) - профессор, один из лидеров группы так называемых “новых левых” советологов, которые в отличие от представителей классической (консервативной и либеральной) традиции мало известны в нашей стране. Пытаются поднять интеллектуальный уровень обобщения исторических материалов по России на Западе до “уровня действительно новой историографии”.

ХАЙМСОН Леопольд (HAIMSON L.) - выдающийся и влиятельный историк, обучивший немало молодежи в Колумбийском университете, всю жизнь занимался изучением меньшевистского наследия. Он собирал мемуары меньшевистских вождей, беседовал с еще живыми меньшевиками (так называемый устный метод исторических исследований). Его перу принадлежит несколько книг и статей по этой тематике. В работе “Проблема социальной стабильности в городской России, 1905-1917 гг, он один из первых среди американских историков высказал предположение, что волнения среди рабочих и социальная поляризация поставили Россию на грань революции еще до первой мировой войны. Под руководством Л.Хаймсона в Колумбийском университете и Реджинальда Зенлника в Беркли был начат широкий круг исследований разных аспектов социальной истории позднеимперского периода.

Haimson L. The Russian Marxists and the Origins of Bolshevism. - Harvard UP,1955; The Mensheviks: from the Revolution of 1917 to the Second World War. - Chicago,1974; Strikes,Wars and Revolution in an International Perspective / ed. L.Haimson, Cambridge, 1989; The Politics of Rural Russia, 1905-1914/ ed. L.Haimson, Bloomington,1979.

ХАНТЕР Голланд (HUNTER G.) - профессор экономики Хаверфордского колледжа (США), принадлежит к старшему поколению ученых и является одним из крупнейших американских специалистов по русской и советской истории. По его словам, он ученик Наума Ясного, его труды методологически связаны с экономическими теориями Василия Леонтьева и Саймона Кузнеца. Все названные ученые - выходцы из России, и это, может быть, объясняет глубокую заинтересованность Г.Хантера в изучении российских проблем и, главное, его стремление выйти за рамки формальных интерпретаций. Во всяком случае исследование советской экономики очень рано подвело его к вопросу о возможных альтернативах в ее развитии. Работа в этом направлении началась на грани 50-60-х годов и нашла свое отражение в ряде публикаций о пределах оптимальности, приоритетах и узких местах в советском планировании, о проверки реальности пятилетних планов и т.д. Его статья о Советском первом пятилетнем плане (она была опубликована в 1973 году) вызвала широкую дискуссию, в которой участвовали известные историки и экономисты. Это было первое публичное обсуждение хантеровской версии альтернатив.

В 1988 году появилась статья Г.Хантера “Советское сельское хозяйство с коллективизацией и без нее”, выявившая общность позиций с советской историографией. Затем вышла книга в соавторстве с Януше М.Ширмером “Советская экономическая политика в 1928-1940 годах”. Подготовлен на русский язык ее перевод. Авторы надеются, несмотря на все трудности нашего времени на ее российский вариант. Холланд Хантер попытался исследовать достижения и потери коллективизации с помощью компьютерных моделей. Использовав свою новаторскую модель КАПРОСТ, Хантер пришел к выводу, что увеличение прироста продукции между 1928 и 1939-1940 гг. В 4 раза соответствовало бы росту потребления. Методология Хантера имеет огромное потенциальное значение. Но его конкретные выводы принять трудно. В основе его модели лежит допущение, что низкий коэффициент капитала к приросту продукции, заложенный в цифрах первого пятилетнего плана был реалистичным, а значит, значительный прирост объема продукции был возможен при относительно небольшом увеличении капиталовложений.

Обсуждение модели КАПРОСТ Хантером и Рутаном, Дэвисом, Уиткрофтом и Гаррисоном // Soviet Investment for Planned Industrialisation? 1929-1937: Policy and Practice /Ed R.W.Davies. - Berkeley,1984

ХАНГТИНГТОН Сэмюэл (HUNTINGTON S. р1927) - профессор права Гарвардского университета США. Работает директором Института стратегических исследований имени Дж. Олина при Гарвардском университете. Принадлежит к среднему поколению американских политологов. Учился в Йельском, Чикагском и Гарвардском университетах. Для его деятельности характерно сочетание преподавательской работы, аналитических исследований и научных консультаций правительства. Различные американские администрации часто привлекали его для разработки рекомендаций по внешнеполитической стратегии и проблемам национальной безопасности США. В 1970 г. Хангингтон стал основателем журнала “Foreign Policy” и до 1977 г. был его соиздателем. Круг научных интересов ученого довольно широк: общие проблемы демократии и политического развития; внешняя политика и международные отношения; военная политика и проблемы национальной безопасности. В 1984 г был избран вице-президентом, а в 1985 г.-президентом Американской ассоциации политических наук. Удачное начало способствовало быстрому превращению С.Хантингтона в одного из ведущих американских специалистов по вопросам военной политики и национальной безопасности. Однако ученый не замкнулся на этой проблематике и, развивая идеи теории модернизации, обратился к изучению политических процессов в самом широком плане в различных странах. В результате вышла книга “Политический порядок в изменяющихся обществах”, ставшая серьезной вехой в творчестве С.Хантингтона, получившая широкое признание и поныне являющаяся актуальным исследованием.

На протяжении почти 45 лет Соединенные Штаты проводили в отношении Советского Союза исключительно последовательную политику. На уровне большой стратегии эта политика была определена как сдерживание советских устремлений - и геополитических, и идеологических. Данную защитную позицию подкрепляла доктрина устрашения, призванная нейтрализовать всякий ядерный шантаж со стороны Советов. В статье “Столкновение цивилизаций”(Тhe clash of civilization) выдвинул тезис о том, что именно цивилизационная модель объяснения современного и будущего состояния мира способна стать обобщающей научной парадигмой эпохи после холодной войны. “Столкновение цивилизаций”. “Политический порядок в изменяющихся обществах” “If not civilization.What? Paradigms of the Post-Cold War World” Хантингтон считал что в новом мире основным источником конфликтов будет не идеология и не экономика, а культура. Наибольшие конфликты будут разворачиваться между позициями, принадлежащим к разным цивилизациям. Грядущий конфликт между цивилизациями - завершающая фаза эволюции гибельных конфликтов в современном мире. В результате русской революции и ответной реакции на нее, конфликт наций уступил место, конфликту идеологий. Его сторонами были вначале коммунизм, нацизм и либеральная демократия, а затем коммунизм и либеральная демократия. Во времена холодной войны этот конфликт воплотившихся в борьбу сверх держав. Интенсивность “холодной войны” изменяется обратно пропорционально политической власти генералов в Советском Союзе.

Хантингтон определил цивилизацию как культурную общность наивысшего ранга, как самый широкий уровень культурной идентичности людей. Идентичность на уровне цивилизации будет становиться все более важной, облик мира будет в значительной мере формироваться в ходе взаимодействия семи - восьми крупных цивилизаций. К ним он относит: западную, конфуцианскую, японскую, исламскую, индуистскую, православно - славянскую, латино-американскую, и возможно, африканскую цивилизации.Хантингтон сразу отвечает почему он так делит цивилизации. Во-первых по их разной истории, языку, культуре, традициям и что самое важное - религии. Во-вторых, мир становится более тесным. Взаимодействия между народами разных цивилизаций усиливаются. Что в свою очередь укрепляет их цивилизационное самосознание. В-третьих, культурные особенности и различия менее подвержены изменениям нежели экономические и политические. Теоретически воссоздавая “предположительную норму будущего“ Хантингтон утверждает: противоречия между цивилизациями важны и реальны; цивилизационное самосознание возрастает; конфликт между цивилизациями придет на смену идеологическим и другим формам конфликтов в качестве преобладающей формы глобального конфликта; международные отношения, будут все больше девестернизироваться и превращаться в игру, где не западные цивилизации смогут выступать не как наживные объекты, а как активные действующие лица; эффективные международные институты в области политики, экономики и безопасности будут складываться скорее внутри цивилизаций, чем между ними; конфликты между группами, относящимся к разным цивилизациям, будут более частыми, затяжными и кровопролитными, чем конфликты внутри одной цивилизации; вооруженные конфликты между вооруженными группами, разных цивилизаций, станут наиболее вероятным и опасным источником напряженности, потенциальным источником мировых войн; главными осями международных политиков станут отношения между Западом и остальным миром; политические этапы некоторых расколотых не западных стран постараются включить их в число западных, но в большинстве случаев им придется столкнуться с серьезными препятствиями.

В ближайшем будущем основным очагом конфликтов будут взаимоотношения между Западом и рядом исламско-конфуциональных стран.

Huntington W.Ch. The Homesick Millions Russia-out-of-Russia. Boston, 1933; Huntington S.P. Political Order in Changing Societies.Cambrige, London,1968; The Common Defence: Strategic Programs in National Politics (1961); Changing Patterns of Military Politics (1962); Politikal Power:USA\USSR (1964); Authoritarian Politiks in Modern Society: The Dynamics of Established One-Party Systems (1970); No Easy Choice: Politikal Participation in Developing Countries (1976) Global Dilemmas (1985); Reorganizing America’s Defense (1985); Understanding Politikal Development (1986).

ХАРПЕР Сэмюэл (HARPER S. 1882-1942) - исследователь и публицист, профессор Чикагского университета. “Специалист по России” С.Харпер, с интересом следил за жизнью cтраны Cоветов. Именно, из интереса к Стране, которую любил, он кинулся в Россию через Норвегию, Швецию и Финляндию сразу же после февральской революции. Ведущий в 30-х годах в США специалист по Советскому Союзу стремился быть беспристрастным и тогда, когда дело касалось его собственной страны, и тогда, когда речь шла об СССР. Его отношение к Советской России сразу же после 1917 года снискало ему известность человека, которого невозможно заподозрить в симпатиях к “Советам”. “В ходе моих периодических повторяющихся посещении Советского Союза начиная с 1926 года, из которых последнее было шестым по счету, главной их целью всегда служило выяснение того, как продвигается вперед эксперимент с социализмом.” Впоследствии Харпер изменил свой и взгляд на роль Советского Союза в мировом развитии и на возможность сотрудничества между ним и западными странами в целях отражения угрозы агрессии гитлеровской Германии и Японии. Конечно, во многом это было результатом внутренних переоценок, но в еще большей степени здесь сказалось постепенное изменение общественного климата в США, происходившее под воздействием бесплодности “умиротворения”, Мюнхена и надвигающейся войны. Потребность в информации о европейских делах “из первых рук” возросла, превратившись для политиков в Вашингтоне в вопрос первостепенной важности. Нетрудно понять, почему выражение готовности посетить ряд европейских столиц и Москву, высказанное профессором Чикагского университета Самуэлем Харпером, в Вашингтоне показалось очень своевременным. В госдепартаменте, с которым Харпер издавна сотрудничал в качестве консультанта, увидели в этом еще одну возможность заглянуть за кулисы европейской дипломатической кухни, свежим взглядом оценить события, “просеяв” их через двойное сито - собственную службу анализа и внутренне око ученого, способность которого к трезвомыслию многократно находила подтверждение .

Харпер, посвятивший много лет изучению России и Советского Союза, был хорошо известен в политических кругах многих стран, включая прежде всего Советский Союз, Польшу и Англию. Формальности заняли немного времени, плотный график его пребывания в Вашингтоне перед отъездом был заполнен до отказа беседами с госсекретарем К. Хэллом, послом СССР в США К.Уманским, польским послом. Харпер посетил Москву, Киев, Харьков, Иваново. 5 июня, пробыв в Советском Союзе около двух месяцев, американский ученый выехал в Польшу, а оттуда на родину. 26 июля 1939 года он закончил свой отчет, направив его в несколько адресов. К тому времени Харпер скорее всего еще не знал о решении английского и французского правительств принять предложение правительства СССР о посылке в Москву военных миссий. Вопросы, сформулированные Харпером в конце отчета, показывают, что его автор предвидел новые затяжки в московских переговорах, предупреждая вместе с тем, что они могут закончиться роковым образом для самой “идеи переговоров” и решением Советского Союза искать пути укрепления своей безопасности иными методами. Никто не хочет сказать, что Харпер был во всем прав, но он рисовал картину “с натуры”, а потому многие его суждения - особенно в той части, где речь шла о возможности появления новой конфигурации сил в Европе вследствие провала англо-франко-советских переговоров, - отличались основательностью и глубиной. Доклад Харпера хранится в архиве видного американского дипломата, бывшего (до 1938 года) руководителем Русского отдела госдепартамента Роберта Келли. Этот архив передан Отделу рукописей библиотеки Джорджтаунского университета (город Вашингтон, округ Колумбия).

Harper S. The Russia I believe in. - Chicago,1969; Goble P. A. Samuel N. Harper and the Study of Russia: His Career and Collection. - Chicago, 1945.

ХАСЕГАВА Цуеси (HASEGAWA T.) - долгое время занимался в США изучением Февральской революции. Опубликовал монографию на английском языке в которой не согласился с теми советологами (например У.Чемберлен), что восстание (в феврале 1917 года) является полностью стихийным. Недавно он вернулся в Японию и в настоящее время работает в Центре славяноведения университета Хоккайдо. Цуеси Хасэгава, проявил большой интерес к советской политике. Он, в частности, исследовал гарантии безопасности двухсторонних отношений и политику государственной обороны в СССР.

Hasegawa T. The February Revolution: Petrograd 1917. - Seattle,1981

ХАФ Джерри (Jerry F. HOUGH) - профессор политических наук университета Дьюка, старший научнный сотрудник Брукинтского института. Участвовал в переработки более раннего, “классического” труда “Как правят Россией”, автором которого был советолог старшего поколения М.Файнсод. Симптоматично в плане изменения исследовательских позиций само название переизданной Дж.Хафом работы уже не “Как правят Россией”, а “Как управляется Советский Союз”. В 70-е годы в статье “Разрыв в поколениях и проблемы преемственности Брежнева” Джерри Хаф обосновал неизбежность резкого обновления состава Политбюро ЦК КПСС. В 1979 году в журнале “Проблемы коммунизма”, сделал прогноз, что именно Горбачев станет руководителем СССР. Он имеет огромную картотеку “Поколения политических руководителей” на 4 тысячи деятелей нашей высшей номенклатуры, которую составил на основе наших газет, в том числе и областных. Все американские исследователи исходят в русском вопросе прежде всего из национальных интересов США, но по разному. Тот же Бжезинский “мечтал въехать в Варшаву на белом коне”... Хаф же исходил из необходимости сохранения у нас единого государства, из необходимости сохранения той структуры мира, которая сложилась. С. Коэн, разделяющий многие идеи Хафа, исходит из того же, что в СССР выработался некий ”общественный договор”. В отношении российских реформ неоднократно высказывал мысль о том что “русским необходимо учиться экономическому партнерству, учиться бросать вызов будущему... со слабыми странами, просящими вечно о помощи, на Западе дела не ведут”.

Hough F. Jerry, Fainsod Merle. How the Soviet Union is Governed. - Cambridge, 1979; Хаф Дж. Будущее советско-американских отношений // США ЭПИ. -1989. - N6

ХОЛМС Лэрри (Larry E. HOLMES) - родился в 1942 году в г. Чикаго (штат Иллинойс, США). Ученую степень доктора философии получил в университете Канзаса (1968). Его диссертация была посвящена советской историографии, касающейся вопроса активности большевиков в Петрограде в 1917 году. В 1968 году переехал в штат Алабама. Преподает русскую и советскую историю в университете Южной Алабамы. Л. Холмс неоднократно бывал в нашей стране в научных командировках, участвовал в конференциях, выступал с лекциями в ряде вузов. В 1992-1993 учебном году он работал в качестве приглашенного профессора на историческом факультете Ростовского государственного университета. Как ученый-исследователь, Л. Холмс широко известен в научных кругах США и ряда других западных стран. Он является членом ряда авторитетных академических сообществ: Американской Ассоциации по развитию исследований в области славистики, Ассоциации CLIO, Группы по исследованию русской революции и др. К области его непосредственных научных интересов относятся вопросы, связанные с советской историографией революции 1917 г. и историей начального и среднего образования в Советской России с 1917 по 1941 г. Этому посвящена большая часть научных публикаций Л. Холмса. Его статьи о советской историографии появлялись в таких престижных западных журнала, как “Slavic Rview”, ”Russian History” и “CLIO”. Им написано много статей для популярной на Западе “Современной Американской Энциклопедии по русской и советской истории” (Modern Encyclopedia of Russian and Soviet History). Л. Холмс неоднократно получал стипендии для проведения исследований от авторитетных институтов: Международного Совета по исследованиям и обмену, Института Кеннана, Национального Гуманитарного Фонда, Американского Совета Ученых Обществ, Центра по исследованиям России и Восточной Европы университета Иллинойса. Знание русского языка он совершенствовал в Ленинградском государственном университете (1967). Имя Холмса хорошо известно научной общественности в нашей стране. В конце 80-х годов д-р Л. Холмс явился одним из пионеров движения породненных городов - Ростова-на-Дону и Мобила (Алабама, США). Неоднократно бывал в Москве и Ростове-на-Дону с целью активизировать отношения между нашими странами, особенно на региональном уровне

Вместе с Уильямом Берджесом опубликовал исследование посвященное разногласиям в среди историков партии 20-30-х годов. Авторов интересовало, что являлось критерием научномти в ходе полемики между Истпартом, с одной стороны, и институтом Ленина - с другой. Где тут была чистая наука, а где пропаганда. Холмс и Берджес доказывают что соперничество идеалов, обостренное личностными конфликтами и противостоянием различных ведомств, в значительной степени определило содержание исторической литературы в СССР как в 20-е годы, так и в будушем. Во многом эта борьба, по мнению авторов, приняла характер личного конфликта между М.С.Ольминским и Л.Б.Каменевым. Поражение Истпарта стерло различие между наукой и пропагандой. На примере судьбы А.Г.Шляпникова Л.Холмс попытался реконструировать влияние политики на исторические исследования в начале 20-х годов.

Holmes L. Soviet Rewriting of 1917: the Case of A.G.Schliapnikov // Slavic Review. - Vol.38. - №2

ХОСКИНГ Джефри (HOSKING G. р.1942) - один из ведущих западных специалистов по советской истории. Его знаменитая книга “История Советского Союза (1917-1991)” выдержала уже одинадцать изданий в Англии и США. Она не имеет явной просоветской или антисоветской направленности и написана на основе документальных источников.Учился в Оксфорде, Кембридже и МГУ. Более пятнадцати лет преподавал в университете Эссекса, Великобритания. Профессор, с 1984 года работает в Школе славянских и восточноевропейских исследований Лондонского университета. Джефри Хоскинг известен в профессорских кругах не только как специалист по русской истории, но и как тонкий знаток русской и советской литературы. Книги служат ему важным психологическим подтекстом к объективным фактам прошлого. Часто посещает Россию. Многие из его книг переведены на русский, а также и другие зарубежные языки. Дж.Хоскинг анализирует социальные и культурные процессы, которые подготовили базу для политических и экономических реформ в Советском Союзе. Реформы были начаты “сверху”, но свершиться они могут лишь при поддержке тех социальных групп, активность которых пробудили реформы 1985 года. Хоскинг скептически относится к концепции “Homo Soveticus” - новой социобиологической особи, не способной к самостоятельной гражданской и культурной жизни. На взгляд автора, Советский Союз был тоталитарным обществом, но в его недрах в эмбриональном состоянии всегда существовали ростки независимой интеллектуальной жизни. Нельзя недооценивать тот факт, что за последние 25 лет советское общество стало в большей степени урбанизированным, изменилась его социальная структура, повысилась доля интеллигенции.

Хоскинг Дж. Великое, но рухнувшее прошлое // Родина. - 1995. - N1. - С.38 - 41; Отечественная история. - 1995. - N4; Hosking G. The Awakening of the Soviet Union. - Cambridge,1990; The Russian Constitutional Experiment, Government and Duma, 1907 - 1914. - Cambridge,1973.


Начало Страницы

Coдержание

Алфавитный Указатель