Make your own free website on Tripod.com

БЕРШТАМ Михаил Семенович (BERSHTAM M.)- историк, демограф, экономист, эмигрант третьей волны. Живет в Сан-Франциско. Среди западных советологов отличается наибольшей объективностью в отношении к истории и судьбе России. Опубликовал на Западе в 1979 году монографию Силы в гражданской войне. Старший научный сотрудник Гуверовского института при Стэндфордском частном университете в Калифорнии, США, где вот уже два года координирует Российский проект экономических реформ, являясь иностранным советником Высшего Экономического Совета при правительстве России. У российских руководителей немало иностранных советников, но бывших советских граждан из бывшего СССР среди советников самого высокого уровня немного. По автобиографической справке Берштам М.С. жил в СССР до 1976 года, работал с 15 лет, был и землекопом, и столяром, и плугарем в колхозе, и преподавателем в тогдашнем Ленинграде. Не состоял ни в партии, ни в комсомоле. Участвовал в создании Хельсинской группы диссидентов, откуда меня вышибли за дурной язык. Имел честь знать А.Д.Сахарова. На западе преподавал в Чикагском университете, стал профессором экономики в университете Мельбурна (Австралия), был советником администрации президента Рейгана по делам матерей-одиночек. С 1981-го работал в Гуверовском институте Стэндфордского университета.

В 1990 году, к приезду Горбачева в Стэндфордский университет, создал группу, которая подготовила проект экономической реформы для России. Горбачеву наша программа не понадобилась, но на нее и на мои статьи в советской печати обратили внимание российские власти, прежде всего, Высший Экономический Совет при Президиуме Верховного Совета России. Так мы стали периодически ездить в Москву и помогать советом. Еще Президент Ельцин дал поручение нашей группе помочь с реформой шахтерам Кузбасса. На днях в Москве выходит совместная книга нашей группы и экономистов Высшего Экономического Совета, называется Реформа без шока. Наша группа - 12 душ. В том числе такие, как Арнольд Харбергер - создатель успешной чилийской реформы; Чарльз Мак-Лур - бывший заместитель министра финансов США и автор американской налоговой реформы 1986 года; Эдвард Лавир - крупнейший знаток трудовых рынков, приватизации и социальных вопросов; Гэри Беккер - лучший в мире специалист по ценообразованию; Томас Саржент - крупнейший в мире экономист по деньгам и финансам. Нам помогает Милтон Фридман - Нобелевский лауреат по экономике и самый великий из ныне живущих экономистов. К одной школе принадлежат Международный Валютный Фонд, экономисты Гарварда и Массачусетского технологического института и многие российские реформаторы. К другой школе - экономисты Чикагского, Лос-анжелесского, Миннесотского и Стэндфордского университетов, в том числе наша группа. Предельно упрощая, можно сказать, что первая школа считает, что разница исходных условий между социалистическими странами и полу рыночными странами третьего мира не очень существенна. А мы считаем, что в России и других соцстранах - уникальные исходные условия, и перечисленные выше меры недостаточны, неполны и вынуты из контекста, и денежную систему надо сначала создать. Невозможно оздоровить бюджетную систему, потому что ее вообще нет, а есть бесконтрольное государственное финансирование и кредитование предприятий, выпадающее из бюджетных счетов. Первая школа считает, что банки надо приватизировать через два-три года, а мы считаем, что это надо сделать немедленно, до начала других мер. Для осуществления реформы надо знать три вещи: советскую экономику, рыночную экономику и стратегию замены первой на вторую. Если не знать исходной советской экономики, а ее, как мне кажется, многие западные советники и российские реформаторы не знают, то трудно выработать и стратегию перехода к рынку. Слишком много независимых переменных величин.

Берштам М. Почему победили большевики // Молодая гвардия.-1992.-N5-6.

БРОВКИН В.Н.(BROVKIN V.)- профессор российской истории, научный сотрудник русского исследовательского центра Гарвардского университета (США). Выступая на 20-м Национальном симпозиуме AAASS (ноябрь,1988) с докладом На внутреннем фронте; Большевики и зеленые Бровкин резюмировал, что по числу действующих лиц и значимости вероятного исхода размах большевистской войны против крестьянства на внутреннем фронте во много раз превосходил размах военных действий на фронтах гражданской войны с белыми. В дальнейших своих трудах утверждает, что только репрессии позволили ленинцам удержать власть. По мнению Бровкина, чем менее популярным становился советский режим, тем более сильным было стремление руководителей местных партийных органов к диктаторскому управлению сверху. Их зависимость от центрального партийного аппарата быстро росла с ростом влияния меньшевиков и эсеров в 1918-1919 гг. Большевики довольно скоро лишились поддержки рабочих, меньшевики, как свидетельствовали итоги выборов в местные советы, представляли весьма возможную им альтернативу. Именно поэтому большевики прибегли к диктатуре как к единственной возможности удержать власть. Меньшевикам в послеоктябрьский период он посвятил интересное исследование, написанное, правда, с антибольшевистских позиций. Собственно этим и отличаются его работы от трудов Леопольда Хаймсона.

Brovkin V. The Mensheviks after October: Socialist Opposition and the Rise of Dictatorship. - Ithaca, 1987; The Mensheviks and NEP Society in Russia. Russian History 9, Parts 2-3 (1982).

Начало Страницы

Coдержание

Алфавитный Указатель